KamikazeCorp (kamikazecorp) wrote,
KamikazeCorp
kamikazecorp

Часть 1


Мир Стай.


Север.


Империя, огромная страна, подчинившая своей воле множество мелких государств и городов, раздроблено живших до ее становления. Некогда Империя была одной из них, маленькое государство Кайрас с портовой столицей на севере материка. Горы окутывали ее границы на юге и защищали от вторжений с материковой части, но оставляли холод и лед в ее пределах. Рожденные в водах Ледяного моря ветра ласкали колыбель Империи с севера. Население небольшой страны состояло из людей, ежедневно борющихся за жизнь среди замерзших скал и ледяных вод. Благодаря суровой природе они были хорошо приспособлены к тяготам жизни. Могли выжить там, где изнеженный южанин или житель Средних равнин не протянули бы и пару дней.
Тогда Империя еще не обладала той силой, позволившей ей завладеть всем миром. На это потребовалось не меньше сотни лет и нескольких поколений правителей. Только одному из них удалось свершить невозможное, стать Императором, Императором Аугустом Первым. Первый Император, как его назовут в летописях, родился под Звездой Власти. Наделенный Силой и пользуясь ей, он завладел троном. Этой Силой была магия. Ей наделялись единицы, только родившиеся под Звездой Власти, взошедшей в небе. Эти люди могли повелевать стихиями и творить высшие заклинания. Остальные же, родившиеся в другие года и под другими Звездами, лишались этого шанса. Им приходилось довольствоваться простейшей магией и алхимией. Используя свои знания в магии, Аугуст уничтожал армии врагов, отказавшихся преклонить колено перед новым владыкой. Он разрушил их города вызванными землетрясениями и ураганами. Тех, кто добровольно переходил на его сторону, он оставлял жить. Со временем государство разрасталось. На юге Империя граничила с Пустыней Арисы. На запад тянулась до самого Бездонного моря, а на востоке упиралась в горные утесы Малых Хребтов.
После смерти Аугуста Первого столицу перенесли ближе к югу, где земля была плодородна, а климат приятен. Новая столица обосновалась в провинции Родалия, а город назвали Родал. С тех пор прошло много лет, и события текущей истории пройдут уже при власти Аугуста Третьего.

Запад.


Западные земли Империи, носившие название Средних равнин, были плодородными и обладали хорошим климатом для жизни. Они были густо заселены разными народами. Города и военные крепости были щедро разбросаны в этих землях. Полные дичи леса, богатые урожаем земли обильно орошались реками и озерами. Но был один изъян: каждый народец вел войны кровопролитные, затянувшиеся, жадные, перемежающиеся мирными всполохами. Запад постоянно вел войны за золото, земли и рабов. То одно государство, то другое пыталось сожрать соседа и обогатиться за его счет. Ценой за столь грешную жизнь стала плата свободой. Империя расширила свои границы в первую очередь в эти земли. Будущие имперцы, закаленные в суровых условиях, под покровительством разрушительных заклинаний их предводителя сокрушили множество городов и крепостей. Правители павших государств, растленные богатствами и разрозненные междоусобицами, не смогли сдержать наступающую армию. Всего несколько лет потребовалось Империи на захват западных земель и установления своей власти до самого Западного побережья.

Юг.


Пустыня Ариса простиралась от границ форта Сальвар, самой южной фортификации Империи до Южного моря, волны которого медленно и без устали омывали песок самой крупной пустыни Мира Стай. Ариса поглощала в себя торговые маршруты, города, армии прошлого и столетиями глодала остатки Беспамятной Каверны. Она прятала оазисы в глубине своих песков, предоставляя путникам только жар и песок, но щедро делилась своими дарами с отважившимися здесь жить. Пустыня была отдельным миром со своими немногочисленными племенами аборигенов, живущих на задворках раскинувшейся Империи. Жители Арисы прятались от жаркого солнца в пещерах Беспамятной Каверны, огромном образовании в теле мира размером с немалую провинцию. Десяток поселений ютились в ее пещерах, промышляя добычей соли и продавая ее в Империю. Местные жители были невысокого роста, отличались худобой и темной кожей.
Большие пространства песка между южной границей Империи и ближайшим поселением дикарей были совершенно непригодны для жизни. Империя ограничилась постройкой нескольких крепостей на границе с пустыней, на точках связывающих торговые маршруты с Беспамятной Каверной.

Восток.


Малые хребты, было названием гор на востоке Империи. Эти земли были мало заселены, обитавшие здесь люди занимались добычей руды и минералов. Земли были малопригодны для сельского хозяйства, поэтому горцы обменивали добытые ископаемые на зерно и скот у государств Средних равнин. Условия жизни в горах были далеки от райских, что сделало горцев выносливыми и неприхотливыми. Они отличались от других народов Средних равнин большой силой и были в чем-то схожи с северянами, что сближало их. Такие же сильные, выносливые, с похожей культурой и языком. Даже внешне северяне и жители востока были схожи. Серые или голубые глаза, светлые волосы, массивные скулы.
Случалось, что во времена Разрозненности горцы совместно с северянами совершали набеги на Средние равнины. В будущем, в первые годы становления Империи, благодаря этим факторам народы Малых хребтов примкнули к северянам, став их союзниками. Они снабжали Империю оружием и сильными воинами. В последствии этого союза народы Малых хребтов добровольно вошли в состав Империи и стали основной кузницей имперского оружия.

Глава 1


Караван медленно тянулся по жгучим пескам Арисы. Груженые мешками пара верблюдов, десяток рабов, несколько человек охраны и два торговца, шедшие во главе каравана. По одежде было видно, что это жители Беспамятной каверны. Они были одеты в длинные просторные халаты, а голову от солнца защищал тюрбан. Правда долгое путешествие через пустыню наложило свой отпечаток на их одежду. Она была изношенная, в пыли, а от самих караванщиков разило потом и грязью.
Вдруг один из торговцев остановился. Он приложил руку ко лбу и щурясь стал вглядываться в даль. На вид караванщику было лет двадцать. На его молодом лице, с легкой бородкой, отразилось удивление.
- Расим, посмотри, - обратился он ко второму торговцу.
- Что ты увидел, Азис?
Второй караванщик был старше, ему можно было дать лет сорок. Он обладал густой бородой, местами проглядывала седина.
- Мне показалось, что я видел человека, вон на той дюне, - ответил молодой Азис.
- Одного? - настороженно спросил Расим.
Вдруг, в указанном Азисом направлении мелькнула человеческая фигура, она поднялась на ноги и шатаясь сделала шаг, а после снова упала и скрылась за верхушкой дюны.
- Али! - крикнул Расим главу охраны, - осторожней, проверьте, что там.
Али оказался крепким и сильным парнем, в некогда светлом халате и таком же тюрбане, поношенном долгими переходами пустыни. На крепком ремне из кожи висели деревянные ножны с торчащей из них рукоятью фалисты. Такое оружие преобладало в Кавернах: меч имел изогнутое короткое лезвие и деревянную рукоять.
- Отправь кого-нибудь, пусть проверят, - дал указания Расим.
    Али кивнул и отправил к дюне двоих охранников. Двое мужчин, добравшись до указанной дюны, скрылись за ней, но через несколько секунд один из них выскочил, махая руками и крича.
- Хозяин! Здесь человек!
- Тащите его сюда! - крикнул Расим.
Спустя несколько минут, перед собравшимися караванщиками, на песке лежал мужчина. Ему было лет тридцать, крепкого телосложения. Взлохмаченные волосы были русыми, они спутались в песке, став с ним одного цвета, жесткая щетина и корка грязи покрывали лицо. Нос горбинкой, серые глаза, лицо с массивными скулами. Одет он был в серую тунику, ставшую лохмотьями.
- Имперец? - удивился Азис.
Он подошел к лежащему, обошел его и остановился почесывая бородку.
- Возможно, - ответил Расим, - по крайней мере цветом кожи и телом похож.
В это время незнакомец смог произнести одно слово.
- Воды.
- Дайте ему, - распорядился Расим.
Один из охранников присел рядом и достав висевшую на поясе кожаную флягу, приложил ее горлышко к высушенным губам незнакомца. Неизвестный жадно прильнул к ней и успел сделать несколько глотков, пока охранник не оторвал от него флягу.
- Что с ним делать? - спросил Азис.
- Возьмем с собой, он крепкий, сдадим работорговцам в Сальваре, - сказал Расим, - Аугуст устраивает императорские игры, им понадобятся крепкие гладиаторы, а затраты на его воду и еду восполним с продажи.
Азис наклонился к неизвестному и попытался вызнать имя, но мужчина просто запрокинул голову на спину и закрыл глаза.
- Свяжите и закиньте на верблюда, пусть день отоспится и потом пойдет в общей веренице с рабам, - распорядился Расим, - Азис, зачем тебе его имя, через час пути ты уже забудешь его.
Али и еще два охранника в точности исполнили приказ торговца. Неизвестный был связан и помещен на второго верблюда, за которым тянулась вереница темнокожих рабов. Вскоре караван снова двинулся в путь, к форту Сальвар, где пересекались все торговые пути Империи с пустыней.
Форт Сальвар расположился не далеко от оазиса, на каменной проплешине, торчащей из песков, как лысина старого мужа. Небольшая кайма пальм, росла по краю этой проплешины, но все остальные, находящиеся вблизи форта, были спилены, оставив после себя пеньки. Ворота форта были распахнуты. Через них виднелись белые постройки, с арками и колоннами, плац и высокий шест со знаменем Империи. Красное, прямоугольное полотно с вышитым золотыми нитками орлом, символом Империи, под которым был указан номер легиона - двенадцать.
Построек было не больше десяти, казармы для солдат, конюшня, оружейная, кузница при ней и еще пара хозяйственных построек. Рядом с казармами был разбит большой, длинный шатер, под которым стояли столы в ряд и скамьи, рядом горел костер и суетилось несколько рабов, готовящих еду.
Солдаты занимали свои посты, некоторые по одному или два человека изредка пересекали двор форта, но тут же скрывались в зданиях. Одеты воины империи были в железные кольчуги, которые закрывали туловище до пояса, а из под них виднелась белая туника. Ноги у воинов защищали поножи, обуты были в сандалии. Каждый воин на посту был вооружен копьем, которое держал в правой руке, а левая была занята прямоугольным щитом. На левом боку, в деревянных ножнах покоился талий, короткий меч с прямым обоюдоострым клинком, длиною чуть больше шестидесяти сантиметров. Рукоять, как и у большинства мечей, была обмотана кожей. Голову защищал шлем с красным гребнем из конского волоса, длина которого была не больше пары сантиметров. Так выглядит плимат, основной воин империи, набираемый из обычных граждан и служивший своему императору двадцать лет.
Иногда, на внутреннем дворе форта появлялись офицеры, одетые в серебристые, пластинчатые доспехи поверх кольчуги. Гребень на их шлеме так же имел красный цвет, но был более длинным, сантиметров пять. Из оружия у них был только талий и кинжал скопий, имеющий небольшое лезвие, длиною с человеческую кисть и обмотанную кожей рукоять.
Как и всегда, ежедневно, через ворота Сальвара проходило огромное количество караванов, груженных солью, минеральной водой в бурдюках, световыми кристаллами из соляных кубов и редкими минералами из глубин соляных  шахт. Соль использовалась по всей Империи, Беспамятные Каверны поставляли ее во множестве видов. Это был практически единственный ресурс, который не могла получить Империя со своих земель, поэтому была вынуждена торговать с народами Беспамятной Каверны. Жители пустыни это прекрасно понимали и пользовались возможностью обогатиться, но в то же время держали свою жадность в узде. Пустыня Асира хоть и была естественной преградой между Империей и Каверной, но она не была бесконечной. Пока для Империи дешевле торговать, чем воевать, она не захватит Беспамятную Каверну. Поэтому торговцы из пустыни старались не перегибать палку при объявление цен на свои товары. Империя же продавала пустыне железо, уголь и ремесленные изделия, которые не могли произвести мелкие поселения Каверны.
Стены форта, с внешней стороны, были облеплены палатками, шатрами и навесами. Вдоль каменных стен, возвышающихся над чахлыми строениями пустыни, шла бойкая торговля. Перед фортом был раскинут огромный рынок на краю двух земель. Здесь можно было найти все что есть в мире. Форт служил как связующий мост, между берегами пустынного зноя с его хаосом и неразберихой южной крови и севером, облаченного в железные доспехи с жесткой дисциплиной. На стороне империи, за фортом, не было ни одной палатки или шатра, весь рынок был расположен на земле пустынных народов. Здесь всегда царил гвалт, шум и суматоха. Со стороны же форта, через раскрытые ворота, постоянным потоком стремились на рынок посетители.
Местные шли на рынок поглазеть, кто-то искал временный заработок, а кто-то шел на работу, имеющую репутацию сомнительного характера. Неудачные попытки такой работы висели в клетках на стенах форта, заклеванные воронами, высохшие или еще живые, но не столь отдаленной судьбы, что их соседи. Но никакое число всей разношерстной публики не могло сравниться с числом пребывающих на рынок торговцев. От их гомона, требований, торга, расхваливания товара, высказывания претензий, стоял гвалт. Бойкий, шумный и вздорный рыночный гвалт.
На краю рынка появился очередной караван из пустыни. Караван Расима и Азиса. Он медленно, тонкой струйкой вливался в водоворот южного гомона, речи многих языков и смеси разных запахов. Каждый шатер на рынке, представлял какого-либо торговца из любого уголка Империи. Торговцы севера, с повозками и телегами, груженными изделиями из мрамора, золота и серебра, глины и резной костью. Возле их палаток всегда крутились богатые и зажиточные покупатели, которые приезжали сюда за украшениями для своих домов и женщин.
Братья с востока, представляли покупателям лучшее оружие из кузниц Малых хребтов, клинки славящиеся своей остротой и балансом. Кто-то так же приводил обозы груженные железной и медной рудой. Обычно, в таком количестве, ресурс покупался каким-нибудь поселением Беспамятных Каверн, чтобы запастись рудой на долгое время и снабдить своих мастеров работой. Так поступали в основном бедные поселения, не способные купить готовый товар. Им приходилось довольствоваться поделками низкого качества своих мастеров, но даже это было лучше, чем остаться в Кавернах без оружия или инструментов.
Жители западных равнин, в основном торговали одеждой из кожи и льна, из ресурсов везли лес и продовольствие. Жители каверны в ответ предлагали соль во всех ее видах. Пирамиды из соляных кубов возвышались над людьми. Белая с Южных морей, голубая из центра Каверны, желтая из минералов Ватинаша и черная, самая дорогая, используемая магами при сотворении заклятий и ритуалов. Она добывалась из самой глубокой шахты Каверны. Говорят, что черную соль добывают песчаные демоны из сердца пустыни. От огромного жара, ее сердце, сгорело и обуглилось, став черным, а соленым от слез пролитых жителями Каверны, в последней войне Магов, превратившей некогда живой край в пустыню.
И как всегда, на любом рынке или ярмарке, находилось место увеселительным заведениям. Любой путник зашедший на рынок, торговец прибывший с караваном, покупатель, уставший от рыночной суеты, могли остановиться в одном из этих заведений и найти интересующий их отдых. Женщины, вино, жареное мясо, деликатесы и азартные игры, рука об руку обчищали кошельки отдыхающих. Костры возле трактирных шатров постоянно горели и разносили по всему рынку запах жареного, женщины призывно окрикивали прохожих, а возле столов с костями и картами постоянно толклись игроки.
Караван остановился возле одного из таких заведений. Яркие заплатки на шатре и запах жареной баранины радостно встретил караванщиков.
- Жди здесь, - сказал Расим своему напарнику.
Торговец, поправив фалисту на поясе, направился ко входу в шатер. Откинув слегка колыхающуюся занавесь, он зашел в заведение.  Встретивший его полумрак расходился кольцом в центре шатра. Свет костра разгонял его и старался осветить каждого сидящего перед огнем. Темнокожий раб медленно вращал над ним тушу барана. сочная тушка животного уже была румяной и благотворно манила разрастающийся аппетит. Вокруг костра сидело три человека. Все в излюбленных одеждах Каверны, просторных халатах серого цвета и тюрбанах, а на ногах сапоги с крючковатыми носами, но эта одежда выглядела богаче и опрятнее, чем у Расима или Азиса. На поясе у каждого висел кошель, ювелирные украшения, в основном кольца, покоялись на их пальцах, в тюрбане каждого виднелась брошь инкрустированная маленьким камнем. На ремне у каждого висел кинжал с резной ручкой из кости, а на коленях лежала фалиста, лезвие мечей было гравировано южной вязью.
Мужчинам было лет по сорок, длинные бороды уже начали седеть, глаза с прищуром, обветренное лицо и острые шутки. Мужчины замолчали при появлении Расима, а по краям из полумрака выступила охрана торговцев. Четверо вооруженных воина в черных одеждах, лица, от носа до подбородка закрыты тканью, глаза впиваются в каждое движение Расима. Он остановился одернув за собой занавесь, узкая полоска света исчезла, оставляя место темноте.
- О, Расим, - произнес нарочито-добродушно сидящий по центру мужчина, - сколько мы тебя не видели, ай, как долго.
- Залак, я вернулся уплатить долг, - совсем без доброты ответил Расим.
    Ему было здесь совсем не уютно, не каждый человек любит отдавать долги и явно навязанные ранее.
- Какая приятная новость, - всплеснул руками мужчина, - а я заждался, думал Расим не держит слово, хотел уже разузнать в Кавернах, что с ним случилось, вдруг заболел или еще что хуже.
- Все в порядке, - ответил Расим, - я привел рабов для имперских игр, продам и вернусь к тебе с деньгами, мне нужно еще пару дней на их продажу.
- Ой, пару дней, - задумался мужчина, - ты знаешь, я ждал месяц, пока ты ходил туда сюда по пустыне со своим караваном, мне изрядно это надоело.- - А рабы хорошие? - спросил мужчина слева.
- Нормальные, - ответил Расим, - хочешь купить?
- О! Он еще шутит, - сказал названный Залаком, - весь в долгах по уши, а чувство юмора осталось.
- Не шуми, - остановил Залака мужчина слева, - так что за рабы?
Расим ответил не сразу, он изучающе глянул на этого мужчину. Лицо ему было незнакомо, но он смог разглядеть небольшую татуировку на запястье левой руки, лезвие прямого меча, талия, метка хозяина гладиаторской арены.
- Хочешь купить? - ухмыльнулся Расим, - караван перед шатром.
    Залак от удивления вскинул бровь.
- Должен кучу денег и еще находит время шутить.
    Незнакомец не слушая Залака поднялся и направился к выходу.
- Пойдем, посмотрим, - сказал он Расиму и вышел из шатра.
Караван ожидал своего хозяина. Темнокожие рабы сидели на земле, связанные в цепь, они могли находиться друг от друга не далее метра. Азис прохаживался вдоль их цепи, держа левую руку на рукояти меча. Охранники стояли вдоль каравана, постоянно осматриваясь по сторонам и старались не упускать из виду рабов и двух груженых верблюдов во главе каравана. Мужчина, подобранный в пустыни, сидел в цепи с рабами. Нельзя сказать, что ему было лучше, чем в момент, когда его нашел караван, но по крайней мере он остался жив, хотя, благодарности в его взгляде не чувствовалось.
Когда из шатра вышел незнакомец и направился к каравану, Азис остановился и сделал шаг навстречу. Следом за незнакомцем появился Расим и на ходу махнул рукой, что все в порядке.
- Азис, построй рабов, господин хочет их осмотреть.
    - Да, да, - расторопно ответил Азис.
    По его неловким действиям было видно, что данный поход был для него впервые. Он волновался и суетился, а команда “Встать” прозвучала не совсем уверенно, Расиму даже пришлось гаркнуть на рабов и пройтись по ближайшему плеткой, после чего те мгновенно вскочили. Незнакомец медленно прошелся вдоль цепи. Он заложил руки за спину и останавливаясь возле каждого раба присматривался к нему. Возле белого мужчины он остановился надолго. Пощупал его бицепс, осмотрел ладони, затем, взяв за подбородок повернул его голову сначала влево, а потом вправо. Отступил на шаг, наклонив голову набок и вперся в мужчину взглядом.

- Тысячу серебра за него, - сказал он Расиму.
- Две, - сразу же дал ответ Расим, - имперец, сильный, не дешевый экземпляр.
- Он у тебя явно не доедал, - начал торг мужчина, - да и в пустыне скитался, кто его знает, что с ним там было.
Он подошел к незнакомцу и пальцем тиранул обветренную кожу на шее мужчины.
- Тысяча двести, - закончил он свой ход.
- Заживет, - принял игру Расим, - пару дней отлежаться и снова будет в силе, тысяча девятьсот.
Мужчина повернулся к Расиму и усмехнувшись посмотрел на него.
- Т.е. еще кормить пару дней, пока валяться будет, - сказал он, - дорого выходит за тысячу девятьсот.
- Полный сил, отдохнувший, он быстро окупит эти затраты, если учесть что ты явно берешь их для гладиаторской арены, а не в поле пахать, - прищурившись сказал Расим, - на императорских играх, в метрополии, все равно дорого продашь, бойцы там сейчас на разбор.
Мужчина снова ухмыльнулся.
- Воевал? - спросил он найденыша, - меч держать умеешь?
Мужчина посмотрел на торговца исподлобья.
- Приходилось.
- Убивал?
- Приходилось.
- Где воевал?
- В Империи.
- Случаем не в армии Генерала? - спросил торговец, - у тебя на шее татуировка в виде черепа, ее кажеться ставят обвиненным в предательстве и направленными на смертную казнь, ты бежал?
Мужчина не ответил.
- Еще и беглый, - обратился торговец к Расиму, - максимум дам тебе тысячу пятьсот.
Расим ответили не сразу. Он окинул взглядом торговца и незнакомца. В голове на данный момент происходил подсчет затрат и доходов. Найденыш съел не так уж и много, несколько рационов еды и воды стоят не больше сотни серебра, раба он и так нашел, бесплатно, да и выклянчать из этого торгаша больше не получиться. Лучше согласиться сейчас, чем сдавать беглого в префектуру за гроши, а на рынке более полторы тысячи за него не вытянешь.
- Согласен, - ответил он спокойным голосом.
Tags: Личное, Часть 1
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic
  • 0 comments